Тема обзора: приобретательная давность.

Решение суда: отказано.

Причина: не доказаны условия для признания права собственности.

Аннотация: Истцы хотели признать за собой собственность на комнаты в коммунальной квартире. Суд не установил факт добросовестного владения, признал безвозмездное пользование.

Наглядная иллюстрация ошибочной позиции в связи с непониманием того, что нужно доказывать в суде.

Обстоятельства спора:

  • Коммунальная квартира из трех комнат.
  • Два истца, собственники одной комнаты в коммунальной квартире.
  • Две другие комнаты принадлежали ответчику.
  • С 2003 года ответчик в комнатах не проживал, его местонахождение известно не было.
  • По утверждениям истцов, с этого периода времени они открыто пользуются всей квартирой, несут расходы по содержанию путем оплаты коммунальных платежей, оплачивают налоги за вышеуказанное имущество, установили газовую колонку и плиту в квартире, поменяли входную дверь, установили приборы учета холодной и горячей воды, заменили сантехнические приборы в ванной комнате.
  • Интересы истцов представлял адвокат.
  • Истцы хотели признать за собой право собственности на две комнаты, собственником которых являлся ответчик, в порядке приобретательной давности.
  • Суды в удовлетворении требований отказывают.

Как рассматривалось дело:

На момент публикации этого обзора, дело ушло на второй круг и второй раз будет рассматриваться Вторым кассационным судом общей юрисдикции. Иск не был удовлетворен ни разу.

При первом рассмотрении дела Кунцевский районный суд отказал по следующим мотивам:

Доводы представителя истца о том, что истцы владеют и пользуются спорными жилыми помещениями как своими собственными, добросовестно, открыто и непрерывно на протяжении более 17 лет, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку факт непрерывного владения истцами спорными жилыми помещениями не оспаривается, однако, вместе с тем, данные доводы не доказывают добросовестность владения истцами спорным имуществом.

Добросовестность предполагает, что вступление во владение не было противоправным, совершено внешне правомерными действиями.

Вместе с тем, столь длительное владение недвижимым имуществом, право на которое отсутствует, предполагает, что давностный владелец способен знать об отсутствии у него такого права, особенно в отношении недвижимого имущества, возникновение права на которое, по общему правилу, требует формального основания и регистрации в публичном реестре.

При этом в силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Более того, само обращение в суд с иском о признании права в силу приобретательной давности является следствием осведомленности давностного владельца об отсутствии у него права собственности.

Таким образом, пользуясь комнатами, принадлежащими ответчику, истцы достоверно знали о том, что они им не принадлежат, в их владение не передавались, то есть знали об отсутствии оснований возникновения у них прав на эти комнаты, в связи с чем, их владение признаку добросовестного, как оно определено в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от дата, не отвечает.

При таких обстоятельствах, у суда не имеется правовых оснований для удовлетворения исковых требований в связи с отсутствием необходимой совокупности обстоятельств для признания права собственности на спорные жилые помещения в силу приобретательной давности.

Суть позиции суда проста, но ошибочна: осуществляя длительное пользование истцы не могли не понимать, что у них отсутствует основание возникновения права собственности. По мнению суда это недобросовестное владение.

Устаревшая позиция, которая не актуальна после Постановления Конституционного суда РФ от 26 ноября 2020 г. N 48-П.

Московский городской суд решение оставил без изменений.

Второй кассационный суд решение отменил, указав следующее:

Осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника сама по себе не означает недобросовестности давностного владения.

Давностный владелец может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого имуществом владели правопредшественники, универсальным или сингулярным правопреемником которых является давностный владелец.

Суды, не ставя под сомнение факт длительности, открытости и непрерывности владения им спорным имуществом, исполнения обязанностей собственника всего этого имущества и несения расходов по его содержанию, отказали в удовлетворении иска только лишь на том основании, что истцам было известно об отсутствии основания для возникновения права собственности и титульный собственник комнат не совершал действий, направленных на отказ от собственности.

Однако ФИО2 длительное время интереса к этому имуществу не проявляет.Суды не привели никаких обстоятельств, из которых можно было бы сделать вывод о недобросовестности истцов по отношению к владению спорным имуществом.

При таких обстоятельствах выводы судов по настоящему делу исключают возможность возникновения права собственности на спорное имущество по приобретательной давности также и в будущем.

Таким образом, допущенные судами нарушения норм права являются существенными.

Перевод: знание того, что есть собственник, не свидетельствует о недобросовестности давностного владельца. Нельзя отказать в признании права по ст. 234 ГК РФ только в связи с тем, что давностный владелец знает о наличии собственника у вещи. Других оснований для отказа судом не приведено.

Дело вернулось в Кунцевский районный суд г. Москвы, который повторно отказал в иске.

Удивительно, но суд опять повторил свою позицию про недобросовестность на основании знания наличия собственника. Что, в принципе, недопустимо по п. 4 ст. 390 ГПК РФ.

Но, при этом дополнил свою позицию существенным обстоятельством:

Требование истцов признать за ними право собственности на спорные комнаты в порядке приобретательной давности фактически сводится к требованию о безвозмездной передаче им спорного жилого имущества, как объекта гражданских прав, что недопустимо.

Исходя из положений статьи 234 Гражданского кодекса РФ, только один факт пользования спорным имуществом не свидетельствует о возникновении права собственности на него в силу приобретательной давности.

Доводы представителя истца о том, что истцы владеют и пользуются спорными жилыми помещениями как своими собственными, добросовестно, открыто и непрерывно на протяжении более 17 лет, не могут быть приняты судом во внимание, поскольку факт непрерывного владения истцами спорными жилыми помещениями не оспаривается, однако, вместе с тем, данные доводы не доказывают добросовестность владения истцами спорным имуществом.

Таким образом, пользуясь комнатами, принадлежащими ответчику, истцы достоверно знали о том, что они им не принадлежат, в их владение не передавались, то есть знали об отсутствии оснований возникновения у них прав на эти комнаты, в связи с чем, их владение признаку добросовестного, как оно определено в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от дата, не отвечает.

То есть, суд фактически вменил истцам недобросовестный захват комнат в свое владение вопреки воле собственника.

Московской городской суд пошел еще дальше:

Согласно правовой позиции истцов, ответчик фио в спорных комнатах после их приобретения проживала, однако через два месяца передала их в фактическое пользование фио и фио В спорных комнатах фио не проживает более 17 лет, бремя содержания всей квартиры несут истцы, которые занимают все комнаты в трехкомнатной коммунальной квартире, место нахождение фио им не известно.

Однако судебная коллегия полагает, что истцами не представлено относимых и допустимых доказательств в подтверждение совокупности обстоятельств для признания права собственности на спорные комнаты в силу приобретательной давности, при которых законодатель допускает признание права собственности по приобретательной давности.

Владение имуществом на основании соглашения о безвозмездном пользовании комнатами в силу приведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ не является основанием для признания права собственности на это имущество в силу приобретательной давности.

Поскольку истцы занимают всю коммунальную квартиру, постольку и оплачивают предоставленные им жилищно-коммунальные услуги.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отмечает, что представленные суду первой инстанции и суду апелляционной инстанции квитанции об оплате ЖКУ сами по себе с безусловностью не свидетельствуют о том, что фио и фио владеют и пользуются спорными комнатами фио более 15 лет. Из ответа ИФНС России N31 по г.Москве от 31 марта 2022 года следует, что у фио имеется задолженность по налогу за спорную комнату N1 в размере 389 руб, пени 29, 84 руб. (т.2 л.д.21).

Простыми словами: суд признал доказанным безвозмездное пользование комнатами истцами, что является договорным основанием и исключает приобретательную давность. К тому же, признал недоказанным пользование более 15 лет. Не понятно, правда, причем здесь долг по налогам, но не суть.

В настоящий момент истцы подали кассационную жалобу.

В чем ошибка позиции истцов:

Как следует из мотивировочной части судебного акта, истцы сами указали на безвозмездную передачу в пользование. Для споров по приобретательной давности это фундаментальная ошибка, которую допускать нельзя. Чревато такими вот судебными эпопеями.

Правильной позицией является утверждение о передаче в собственность, а не в пользование. Способ передачи в собственность не принципиален  — по устному договору, по письменному договору, который потерялся и т. п.

Это нужно делать с самого начала.

Доказывается именно этот факт, а не оплата коммунальных услуг с установкой газовой плиты. Коммунальные расходы конечно тоже важны, но исключительно как косвенное обстоятельство, свидетельствующее о несении расходов на содержание, а не о добросовестности владения.

Однако, из судебных актов не видно, чтобы истцы утверждали о передаче комнат им в собственность.

По делу не допрошено ни одного свидетеля. Именно свидетельские показания по делам такого рода могут являться одним из главных доказательств, подтверждающих добросовестность владения.

Что интересно, по делу никто не возражает. Ответчик в суд не является, позицию по делу не высказывает. Но суды все равно упорно находят основания для отказа  в иске. Конечно, предметом спора является жилое помещение, к которым отношение всегда было трепетное.

Тем не менее, это дело наглядно показывает, что несмотря на кажущуюся простоту, споры о приобретательной давности довольно сложны и очень чувствительно к тому, какая история будет подана суду и какими доказательствами она будет подтверждаться.

Адвокат истцов же фактически пытается добиться удовлетворения иска только на фактах длительного пользования комнатами и подтверждении оплаты коммуналки.

Пока безуспешно. На мой взгляд, не без оснований.

Второе решение апелляции

Добавить комментарий:

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с политикой конфиденциальности и даете согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с Федеральным Законом №152-ФЗ от 27.07.2006 "О персональных данных". Предоставленные данные являются кофиденциальными и не разглашаются ни при каких обстоятельствах.